В нашем архиве несколько тысяч фотографий старых усадеб, церквей. По возможности будем их выкладывать.

Обломки… прах… Всё сумрачно и дико.
В кустах столбы – изгнанники высот;
В расселины пробилась повилика
И, грустная, по мрамору ползёт.
Там – чуть висят полунагие своды;
Здесь – дряхлая стоит ещё стена; –
И всё в рубцах, и всё иссекли годы
И вывели узором письмена:
Прочли ль вы их? – Здесь летопись природы
На зодчестве людей продолжена.
Здесь время быть художником желало –
И, медленно огнём и влагой бурь,
Согнав долой и пурпур и лазурь,
Таинственные краски набросало
И, наступив широкою пятой
На мрачные, безмолвные руины,
Любуется могильной красотой
Без кисти им написанной картины.
Там башня спит, уныло преклонясь:
Стоявшая надменным великаном,
Теперь своим полуистлевшим станом
На груды стен упавших оперлась
И старчески лежит, облокотясь.
Дочь времени! Тебя изъело тленье:
Исчезло всё – и крепость, и краса;
Устала ты лететь на небеса
И, бренная, легла в изнеможенье.

Вот ночь. Луна глядит на лик земли:
Из под её серебряного взгляда,
Сквозь пар ночной, на вышине, вдали,
Является развалин тех громада
Без образа, как призрак без лица,
И грудами колонн разбитых звенья
Виднеются – под жёлтой пылью тленья
Разбросаны, как кости мертвеца,
Лишённые святого погребенья.
Немая тишь… Один неровный шум
Своих шагов полночный путник слышит –
И возмущён в ней рой неясных дум,
И всё окрест глубокой тайной дышит.

В. Г. Бенедиктов. Русский поэт.

Вверх